Газета Лингвист
Газета Лингвист

**

Книги  |  Вся наша жизнь – театр! Или "Театр" – наша жизнь?

Вся наша жизнь – театр! Или театр – наша жизнь?

Женщина – самое коварное существо на свете. Она изворотлива и грациозна, как пантера. Мудра и хитра, словно змея. Невинна и пуглива, как лань. Она играет роли, надевает маски тысячи разных женщин. Но ее фантазии могут сыграть с ней злую шутку. И тогда она потеряет грань между реальностью и выдуманной жизнью. Ее природный талант к притворству приведет ее к апокалипсическому падению. Но необыкновенный дар перевоплощаться стал в итоге настоящим триумфом для Джулии, главной героини романа Сомерсет Моэма «Театр».

Роман охватывает период расцвета английского театра, когда актеров становилось несоизмеримо больше, чем ролей. Каждый, кто не преуспел на каком-либо другом поприще, смело шел на сцену. Для Джулии Лэмбэрт театр был чем-то большим, он полностью овладел ее телом, душой и разумом.

С самого детства она мечтала о большой сцене, мировой славе, баснословных гонорарах. Ей не было и шестнадцати, когда все ее детские мечты, словно по мановению волшебной палочки, стали неотъемлемой частью ее жизни. А точнее всей ее жизнью. Ей не было равных на сцене. Даже самые незначительные эпизодические роли она превращала в грандиозное представление, в котором все меркло перед ее талантом. В результате те характеры, которыми Джулия виртуозно манипулировала зрительным залом, нанизываясь друг на друга, стали ее внешней оболочкой. Эта толстая скорлупа на протяжении всей ее жизни не давала выхода настоящей Джулии.

Автор романа – тонкий психолог и разоблачитель. Он грубо обнажает истинную сущность женской натуры. Мы видим самые низменные желания, ее ничтожные мысли, которые, став реальными, принудили бы даже самых преданных поклонников оставить ее в гордом одиночестве. Читатель задается вопросом: неужели это и есть самая эссенция природы женщины? Хочется сомневаться. Но разве какой-нибудь мужчина пойдет на то, чтобы только из чувства глубокой признательности (не по каким другим причинам) подарить ночь любви своей воздыхательнице, которая довольствовалась многолетней дружбой с ним и не мыслила о чем-то большем! Главную героиню романа такой поступок нисколько не коробит. Она прикрывает свою похоть и грязь под видом бескорыстной благодетели. Она надевает маску великодушной леди, которая решила сжалиться над своим покорным рабом. Она соблаговолила бросить ему кусочек любви, как обглоданную кость бесконечно преданному псу. Джулия сама не осознает, насколько она ужасна в своей новой роли. Но ее затея заканчивается провалом. Чарльз Тэмерли и не подозревает, что объект его обожания – дьявол в ангельском обличии. Порочная актриса приходит к умозаключению, что он «либо гомосексуалист, или импотент». Третьего не дано.

Джулия ненавидит своего некогда любимого мужа. Для амбициозной и тщеславной ведущей актрисы Лондонского театра любовь увяла вместе с юной свежестью и красотой Майкла Госселин. Похотливая и развратная, она ищет острых ощущений. Но вместе с тем, даже слухи и сплетни не способны развенчать миф о ней как о самой верной жене и любящей матери во всей Англии.

Колоссальное различие между внутренними монологами героини и ее кокетливым щебетаньем, адресованным всем без исключения, пронзает наше сознание. Настолько противоположные черты просто не могут сочетаться в одном человеке. Автор доказывает обратное. Джулия настоящая и Джулия выдуманная даже не пытаются противостоять друг другу. Они сосуществуют, как Бог и Дьявол, заключившие мирный договор. Эта сделка оказалась очень выгодной для героини. Бог в ней выполняет все, что задумал Дьявол. Ее роли сыграны наилучшим образом только тогда, когда нужно утереть нос режиссеру, затмить смазливую начинающую актрису или очаровать молодого повесу.

Но лишь стоит настоящим эмоциям во время игры на сцене показаться на поверхности, как зал освистывает ее. Тут читатель готов к окончательному провалу героини. Ее профессиональному и вместе с тем духовному крушению. Но Моэм делает неожиданный ход. Джулия Лэмбэрт, уникальная актриса, женщина-вамп, покорительница мужских сердец, поднимается на самый высокий пьедестал. Лучшая роль ее сыграна. Теперь публика для нее – серая масса, которая и существует, чтобы служить ее таланту, дать возможность выразить себя. Она добилась своего триумфа, поднявшись над этой доверчивой безликой толпой. Но сможет ли героиня выразить себя настоящую? Ответ – нет. Жизнь не сцена, и прожить ее нужно в роли самого себя.

Блинова Ольга


Главная страницаКарта сайтаПоиск по сайтуПечатная версияО сайтеКонтакты
© 2006 "Лингвист"